Главное меню

Галерея
Обитатели аквариума
фото аквариумов
Гуппи
Водоросли
Улитки

Персональное меню
Привет гость
User:
Pass:
Войти в скрытом режиме: 
Регистрация!
Забыли пароль?
Отправить повторно письмо с кодом активации

Тэги
АКВАРИУМ, аквариумные рыбки, аквариумные растения, ВОДОРОСЛИ, аквадизайн, цихлиды, БОЛЕЗНИ РЫБ, болезни растений, Детальная информация знакомства с иностранцами украина здесь. , МОРСКОЙ АКВАРИУМ, удобрения для растений, как кормить рыбок, освещение аквариума, , ЧИСТКА АКВАРИУМА, температура в аквариуме, аквариум своими руками, , СКАЛЯРИИ, Арованы, аквариумные лягушки,



12.0.47 Ложноконская пиявка.— Aulastoma gulo Moq. Tand. (рис. 12.1)

Пиявки, вселяющие во многих отвращение, тем не менее представляют собой одних из самых любопытных животных. Рассмотрим сначала чаще всего встречающуюся у нас ложноконскую пиявку.

Тело ее на спине черно-оливково-зеленое с шестью параллельными ржавчинно-буро-красными продольными полосами, покрытыми множеством черных точек и пятен. Живот зеленовато-желтоватый с черными туманными пятнами. Край тела желтый. Тело продолговатое, сверху немного выпуклое, а со стороны живота плоское. Оно состоит из 95 колец, связанных друг с другом весьма тонкой кожицей. Голова не отделена от остального тела. Первые четыре кольца головы образуют ложкообразную губу, служащую, с одной стороны, органом осязания, а с другой — присоской. Рот снабжен многочисленными зубами (около 60), но они чрезвычайно тупы, так что с трудом прокусывают кожу. Глаза, в количестве 10, расположены на первых трех, затем на пятом и восьмом кольцах тела и имеют вид черных блестящих точек.

Задний конец тела образует серповидную плоскость — ногу, отделенную от остального тела ясно видимой перетяжкой. Нога эта крепко присасывается и дает возможность остальному телу свободно вращаться во все стороны. Когда пиявка желает ползти вперед, то она присасывается сначала ртом, потом продвигает все тело так, чтобы нога встала рядом с головой, и присасывается ею как можно крепче; затем, утвердившись ногой, она поднимает голову, вытягивает тело как можно больше и снова присасывается ртом, а затем, присосавшись, притягивает опять тело, присасывается ногой и т.д. Таким образом происходит передвижение пиявки на земле. В воде она плывет гораздо легче, извиваясь лишь телом.

Самое интересное для любителя в жизни пиявки — это кладка ею яиц и постройка для них коконов. Приготавливаясь к этому важному акту, пиявка уже ранней весной начинает искать подходящее местечко и выбирает его обычно выше уровня воды во влажной, рыхлой земле, которую пробуравливает во все стороны ходами. В таком месте она проводит до июня месяца, а в конце июня приступает к постройке своего кокона, имеющего вид, как это представлено на нашем рисунке (рис. 12.1), величину и форму желудя. Кокон этот она делает из выделяемой ею ртом зеленой, тягучей жидкости. Сделав кокон, она пролезает внутрь его и откладывает от 10 до 16 едва видимых невооруженным глазом яичек; в то же время своим свободным передним концом наводит на кокон белую слюноподобную пену, от которой он достигает величины небольшого куриного яйца. Затем она вытягивает тело из кокона, заделывает образовавшееся отверстие и, обессилевшая, ложится возле. Между тем покрывающая кокон пена подсыхает и он становится такой же величины, как и прежде, и только принимает губчатый вид. Такие слизистые коконы можно часто встретить на берегах водоемов.


pict

Рис. 12.1: Пиявки и ее коконы.


Молодые пиявки выходят через два, три или даже четыре месяца. Пиявки эти нитеобразны, прозрачны, но совершенно похожи на взрослых. Они растут очень медленно и полного возраста достигают не раньше 4 лет. Вся жизнь пиявки, по наблюдениям над медицинскими пиявками, равняется не менее 20 и даже 25 лет.

Подвигаясь в росте, пиявки линяют. Линяние это, по наблюдениям Мартини, происходит у них раз через несколько месяцев и продолжается каждый раз около 2 недель. В это время пиявки бывают крайне слабы и вялы, скучиваются друг около друга и часто ложатся на дно сосуда на спину, обратив рот и задний конец кверху, подобно тому, как это бывает с мертвыми пиявками. «Я не видел,— говорит Мартини,— чтобы они умирали в этот период. Линяют все они в одно время; часто меняемая вода им не вредна и не неприятна. Остающаяся кожа из очень тонкой верхней кожицы, которая, будучи очищена, делается совершенно прозрачной, белой и, при ближайшем рассмотрении, показывает все возвышения и углубления тела пиявки и отстает иногда по всему протяжению пиявки».

Ложная конская пиявка, несмотря на свою наружную смиренность, большой хищник и не довольствуется высасыванием крови из животных, но пожирает тех, которых в состоянии одолеть. Так, д-р Бук рассказывает, что когда он однажды посадил в сосуд, где жила одна улитка, двух таких пиявок, то они немедленно напали на нее, проникли под раковину и, несмотря на самое отчаянное сопротивление улитки, быстро перевернули ее и начали поедать. Через 10 минут раковина была уже пуста и от улитки не осталось ни малейшей крошки. Так же быстро расправляются они и с мелкими дождевыми червями. Через минуту от них не остается и помину. Но с крупными дождевыми червями у них завязывается сильная борьба, так как такой червь не дает себя проглотить и производит во внутренностях волнообразное движение. Однако после долгой борьбы он оказывается побежденным.

Проглатывание крупной добычи этими пиявками очень походит на проглатывание добычи змеей, так как, расширяя пасть, пиявка заглатывает добычу, как в какой чулок, а зубы ее, как и зубы змеи, препятствуют заглотанной добыче вылезти назад. Впрочем, борьба с крупными червями не всегда оканчивается благополучно, и тот же д-р Бук был свидетелем, как одна пиявка, заглотив такого червя, не могла уместить его всего в своем теле, так что живая часть его извивалась у нее во рту, в то время как другая, переваренная, выходила из клоаки.

Не находя живой добычи, Aulastoma не прочь напасть и на мертвую и особенно часто пожирает мертвых лягушек и рыб. Так, Форзегиль сообщает, что он видел, как такая пиявка, напав на линя, убила его (обычно она впивается рыбам в глаз и сосет из них кровь до смерти), а затем пожирала его мертвого до тех пор, пока от рыбы остался один скелет. То же самое рассказывает в своей герпетологии и Клейн. Пиявки эти пожрали у него положенных им в корзину карасей, и притом с таким аппетитом и так быстро, что от них через 3 дня остались одни лишь кости.

Единственным страшным врагом (конечно, среди мелких животных) является плавунец и его личинка. Вцепившись в пиявку, плавунец рвет ее на части, но она, в свою очередь, ухитряется иногда погубить его. Так, д-р Бук был очевидцем ожесточенной борьбы между плавунцом и пиявкой, которая окончилась тем, что эта последняя, схватив жука за крылья, держала его до тех пор под водой, пока он не задохнулся.

Пиявки — животные замечательно живучие. Так, у Дюрандо пиявки жили неделю в разреженном воздухе и чувствовали себя прекрасно, а у Вите пиявка оказалась живой после того, как 13 дней ее держали под воздушным колоколом. В водороде и азоте пиявка живет без труда 48 часов, в углекислоте — 24 часа, а в водороде целых 20 дней. Моран1 продержал пиявку неделю в масле, а затем когда пустил в воду, то она поплыла как ни в чем не бывало. В вине она живет 20 минут, в водке 15, в уксусе, смотря по крепости, от 6 до 8 часов.

Но живучесть их особенно проявляется, если их разрезать. Так, Кунцман говорит, что если разрезать острыми ножницами пиявку пополам, то каждая из половин, будучи помещена в воду, может прожить отлично целые месяцы. При этом передняя часть будет продолжать, хотя и не вполне свободно, передвигаться и даже вылезать из воды, а задняя плавать, змееобразно извиваться и так сильно присасываться, как будто она не разрезана. Места же разрезов будут быстро зарастать и нередко даже покрываться новой кожей.

Затем, если пиявку разрезать в то время, как она сосет кровь, то передняя часть продолжает сосать как ни в чем не бывало; а если взять медицинскую пиявку (Hirudo medicinalis) и разрезать ее через каждые пять колец, то каждый такой кусок может жить самостоятельно, так что пиявка эта является как бы сложным животным, имеющим несколько жизненных центров.

Любопытен еще следующий опыт. Возьмем пиявку и перевяжем ее туго посередине. Тогда в ту же минуту у нас появляются два животных с совершенно отдельной волей и самостоятельными движениями.

В таком положении сохраняли пиявку по году и более, и особенно оригинальное было зрелище столкновения двух воль в то время, когда обе полупиявки присасывались к стеклу. Каждая из половин старалась оттянуть другую от стекла, и осиливала то та, то другая. Борьба длилась обычно до полного изнеможения какой-нибудь одной из половин, и тогда победившая уже торжественно волокла за собой побежденную.

Пиявки любят грунт глинистый, смешанный с илом, а потому лучше всего держатся в аквариуме, где дно состоит из такой смеси. Кроме того, аквариум нужно засаживать водяными растениями, преимущественно из семейства рдестов. Толщина грунта должна быть около 2 вершков, а слой воды над ним около 4—5 вершков. Ко времени же кладки икры надо воду почти всю сливать и сделать грунт только влажным. Воду менять как можно реже и притом непременно одинаковой температуры с той, которая была прежде.

Кроме построения коконов, пиявки еще интересны как предсказатели погоды. Весьма интересные опыты в этом отношении произведены были Альтманом. Пиявки были посажены им в стеклянные цилиндры в 20 см высоты и 5 см ширины, на дно которых был положен песок. Воды наливалось до 1/ 3, причем она бралась не холодная, ключевая, от которой пиявки гибнут, но выдержанная в комнате, речная. В каждый такой цилиндр помещалось по одной, самое большее по две пиявки. Сверху цилиндры завязывались или легкой газовой материей, или бумагой, в которой пробивали для прохождения воздуха дырочки. Пиявок ничем не кормили, ибо как только помещали к ним пищу, то они набрасывались на нее и уже о погоде совсем забывали, но им подбавляли немного глины, что производило на них весьма благоприятное действие. Воду меняли лишь тогда, когда она начинала пахнуть. Опыты производились как с Aulastoma gulo, так и с медицинской пиявкой Hirudo medicinalis. Опыты эти дали блестящие результаты.

Летом

  1. Если быть вскоре (часов через 12—24) грозе, то пиявки приходят в волнение, начинают судорожно извиваться и присасываются к верхней, безводной трети цилиндра или даже к самой крышке его (если только она суха), чем как бы выражают, что влажность служит хорошим проводником электричества и электричество может вредно повлиять на их жизнь. Если же в цилиндре несколько Aulastoma, но они вылезают из воды и сплачиваются в клубок.
  2. Если быть дождю (в след. 24 часа), то пиявки или лежат на воде, или висят, как бутылки, одна возле другой, наполовину высунувшись из воды.
  3. Если быть хорошей погоде, то пиявки держатся в воде, лежат спокойно на дне и присасываются к стеклу или играют.
  4. Когда быть граду, то они стягивают свое тело, вместо длинных становятся почти круглыми и держатся больше у поверхности или же совсем вылезают из воды.
  5. Перед сильным ветром плавают быстро и с беспокойством и продолжают это до самого появления ветра.

Зимой

  1. При продолжительных холодах и пасмурной погоде — лежат неподвижно на дне или зарывшись в песок.
  2. В ясную погоду при оттепели покидают воду.

В заключение Альтман прибавляет, что чувствительнее всего оказываются самые темноокрашенные пиявки, что к Aul. gulo и Hir. medicinalis никогда не надо сажать ни Haemopis vorax, ни Н. officinalis, так как оба эти вида слабо чувствительны к переменам погоды и только мешают остальным, и, наконец, что воду лучше всего менять через каждые семь дней и в это же время кормить пиявок. Пищей им служит только глина, которую дают каждый раз в размере нескольких щепоток.

Весьма интересные опыты эти любопытно бы повторить, и, по всей вероятности, найдется еще немало чего нового, не замеченного Альтманом.

1 Morand. Hist, de l'Alcad. royal des Sciences. Paris, 1739, pag. 196.



Назад к содержанию книги | Назад к списку книг