Главное меню

Галерея
Обитатели аквариума
фото аквариумов
Гуппи
Водоросли
Улитки

Персональное меню
Привет гость
User:
Pass:
Войти в скрытом режиме: 
Регистрация!
Забыли пароль?
Отправить повторно письмо с кодом активации

Тэги
АКВАРИУМ, аквариумные рыбки, аквариумные растения, ВОДОРОСЛИ, аквадизайн, цихлиды, БОЛЕЗНИ РЫБ, болезни растений, Отправить автомобиль на автовозе из краснодара в владивосток. , МОРСКОЙ АКВАРИУМ, удобрения для растений, как кормить рыбок, освещение аквариума, , ЧИСТКА АКВАРИУМА, температура в аквариуме, аквариум своими руками, , СКАЛЯРИИ, Арованы, аквариумные лягушки,



11.0.46 Перловица, речная жемчужница.— Margaritana margaritifera Retz.

Коснувшись пресноводных моллюсков, не могу обойти молчанием любопытнейшего из них (конечно, для любителей) — моллюска производителя жемчужин, этих, по поэтическому выражению Рюккерта, упавших с небес и застывших в раковинках слез ангела.

Речная жемчужница похожа во многом на вышеприведенную нами ракушку (Unio pictorum). Она имеет такую же продолговатую двустворчатую раковину, выложенную внутри перламутровым наслоением, такие же чувствительные реснички (бородавочки), выглядывающие из раскрытого конца (задней части) раковины, и такую же выдающуюся выше этих бородавочек трубочку (род клоаки), из которой по временам, как дым из трубы парохода или локомотива, вылетают толчками струи воды вместе с частицами слизи и мути.

Кроме того, спереди у нее находится еще такая же клиновидная нога, с помощью которой она движется и медленно то приподнимает, то опускает раковину. Лучше всего можно видеть это движение, если поместить животное в сосуд с водой и толстым слоем (несколько вершков толщины) песка. Тогда, если вокруг перловицы все спокойно, она потихоньку раскрывает раковину, и нога, как язык, появляется между краями епанчи. Затем нога эта вылезает все больше и больше и, врезаясь в песок, дает, наконец, моллюску возможность твердо держаться в нем.

Кроме ноги перловица обладает еще двумя мускулами, посредством которых створки раковины раскрываются и закрываются и которые поэтому называются запирающими мускулами. Мускулы эти так плотно сдерживают створки, что когда моллюск не желает раскрыть раковину, то ее можно скорее сломать, нежели заставить мускулы поддаться. Вот приблизительно все, что доступно видеть в анатомическом строении перловицы любителю. Остальное сокрыто от его глаз и может быть исследовано не иначе, как при помощи скальпеля и микроскопа.

Настоящие перловицы отличаются значительной толщиной раковины и имеют не менее 5 или 6 дюймов длины. Они живут и чувствуют себя хорошо преимущественно только в водах, берущих начало или из кристаллических пород, или из таких, которые содержат в себе много кремнезема и мало извести. Воды эти отличаются чрезвычайной бедностью как животных, так и растительности, так что единственными товарищами перловиц являются в них только быстрые хариусы, форели и раки.

Любимыми местами этих моллюсков служат холодные, умеренно глубокие воды и дно из грубого гранитного гравия или песка, особенно же местечки в прохладной тени под корнями ив и ольх, под вырванными стволами деревьев и при впадении свежих источников. Таким образом, главные условия приятной для них жизни составляют: очень чистая, белопесчанистая, даже смешанная с большими камнями почва и чистая, холодная, с умеренным течением вода. Илистого же или чистокаменистого, поросшего водяными растениями грунта они избегают, а особенно тех мест, где вода содержит в себе железо.

Перловицы живут большей частью в одиночку или с немногими товарищами и только лишь изредка попадаются большими колониями, проводя свою жизнь то на очень глубоких местах, то под небольшим слоем воды. Они втыкаются, следуя течению воды, несколько косо в грунт половиной или тремя четвертями раковины, а в случае нахождения их колониями лежат двумя или тремя слоями друг над другом с прослойкой песка между каждым слоем в один или два дюйма, причем верхний слой заключает в себе самых старых, а нижний — самых молодых перловиц.

В этом положении задним концом раковины, раскрытым на полдюйма, они втягивают воду, протекающую под ними, и если в ручье спокойно, то на мелких местах можно наблюдать, как через некоторые промежутки времени вода с плавающими в ней частичками всасывается в раковину и затем, смешанная с испражнениями, опять выбрасывается, и притом иногда со столь сильным толчком, что поверхность воды на многие дюймы вокруг приходит в некоторое движение. Струю эту лучше всего заметить, когда раковина находится под солнечными лучами, а также при отраженном свете и высокой температуре воздуха.

Таким образом моллюск работает целые часы, а потом столько же, если еще не дольше, отдыхает. В туманные дни он работает меньше, а ночью, вообще в темноте, совсем остается без движения.

Как ни флегматичны, ни спокойны эти животные, но и у них заметны явные следы способности движения. Раковины, брошенные обратно в воду после осмотра их при ловле, на следующий день придвигаются к середине ручья, как показывают бороздки, оставляемые ими в песке; но такое место перемещения незначительно и движение их вообще не быстрое. Отмеченных раковин часто через 6—8 лет находили вблизи того же места, где их посадили, если только внешние условия оставались те же самые.

Их общественные собрания в теплое летнее время на свободных местах ручьев, их осенние путешествия в глубину, переходы днем и ночью простираются на небольшие расстояния в 20—30 шагов, не более.

Окружной лесничий Вальтер, очень прилежный, усидчивый наблюдатель, сообщает об одной раковине, которая с 8 часов утра до 5 часов вечера прошла только 21/ 2 фута. Когда же после остановки она опять принималась двигаться, то, чтобы пройти расстояние, равное длине своей раковины, употребляла 30 минут.

Такие странствования обусловливаются различными, часто неизвестными, причинами, напр., изменением уровня воды, температуры, внешними тревогами и т.п., и могут происходить только там, где раковины сидят в песке или гравии; тем же, которые держатся между камнями или вблизи их, крепко всунувшись друг возле друга в почву, произвольное движение невозможно.

Кроме передвижения, перловица проявляет свою деятельность еще в раскрывании и закрывании створок раковины. Углубившись в песок так, что снаружи остается только задняя часть раковины, она медленно размыкает их и выставляет усаженную бородавками часть епанчи и заднепроходную трубу. Потом, несколько минут спустя, трубка эта сужается, щупальца стягиваются, и всосанная вода толстой струей выбрасывается вон; сама же раковина закрывается и остается в таком положении несколько минут. Затем створки опять начинают медленно раскрываться, щупальца распрямляться, заднепроходная трубка выставляться, и следует повторение всего сейчас описанного движения. При этом если раковина по какой-либо причине лежала на боку, то моллюск вытягивает ногу, загибает ее сначала к нижнему краю раковины и, погрузив в песок, как рычагом, приводит раковину в отвесное положение.

Размножение жемчужниц происходит обыкновенно около июня или июля месяца. Выметываемые моллюском яички выбрасываются им сначала наружу, а потом, с помощью вышеописанного тока, попадают обратно к нему в жабры и развиваются в них, как в сумках. Яички эти имеют не более 1/ 10 линии в диаметре и выметываются в несметном количестве. После сегментации зародыши покрываются ресничками и приходят при помощи их внутри яичка во вращательное движение. Когда поразительное явление это впервые пришлось наблюдать Левенгуку, то оно привело его в восхищение.

Вот как он описывает это впечатление. «Когда не родившихся еще моллюсков,— говорит он,— я положил в стеклянной трубке под микроскоп, то с удивлением увидел следующее прелестное зрелище. Каждый из них, заключенный в свою особенную перепонку или оболочку, медленно вращался, и притом не короткое время, но это колесообразное движение можно было наблюдать в течение 3 часов. Оно было тем замечательно, что во время его молодые моллюски постоянно оставались посредине яичка, подобно шару, вращающемуся около своей оси. Это чрезвычайно красивое зрелище радовало целых 3 часа не только меня, но и мою дочь, и рисовальщика, и мы признали его за одно из самых поразительных явлений, какие нам только удавалось видеть»4.

Рассказав, таким образом, образ жизни и развитие речной жемчужницы, а также обстановку, в которой она живет в природе, обстановку, из которой сам любитель может вывести заключение, как ее нужно держать в аквариуме, обратимся теперь к произведению этого моллюска — жемчугу, рассмотрим, что такое жемчуг и каким способом можно заставить перловицу производить его искусственно.

Жемчуг — это свободные, находящиеся в животном сростки, состоящие из вещества раковины. Их форма, блеск и величина зависят как от их собственного строения, так и еще больше от строения самой раковины. Цвет жемчуга жемчужниц бывает большей частью розоватый, а величина может достигать крупной горошины или даже небольшого боба, но большей частью бывает с булавочную головку и даже того меньше.

Что касается до его происхождения, то, по мнению известного итальянского естествоиспытателя Филиппи, жемчуг зависит от небольшого паразитного глиста — Distomum plicatum, который, забираясь внутрь моллюска и умирая, образует основу жемчужины. По крайней мере, Филиппи встречал всегда жемчужницу с жемчугом более там, где водились эти глисты, и, разлагая жемчужины с помощью азотной кислоты, находил внутри них органическое содержимое, которое, по его мнению, было не что иное, как остатки умершего глиста. Затем другой причиной (по наблюдениям Кюхенмейстера) образования жемчужины служит еще небольшой грязновато-красный клещ Atax ypsilophora. Клещ этот помещает в моллюска свои яйца, оболочка которых, по выходе из них молоди, служит ядром жемчужины.

Но совсем иного мнения известный исследователь жемчуга Хесслинг, у которого мы заимствовали многое из вышеприведенного. По мнению его, образование жемчуга зависит от двух родов причин — или от внешних, или от внутренних. Внешние — песчинки, камушки, кусочки растений, которые проникают внутрь раковины и окружаются известковыми слоями раковины; внутренние — крошечные кусочки, комочки вещества, из которого состоит надкожица раковины. Различия же в красоте жемчуга зависят от слоя епанчи, в который попадут эти вещества. Если они попадут в слой, богатый перламутровым выделением, то получаются жемчужины прекрасной воды, а если попадут в часть, образующую надкожицу, то образуются жемчужины с очень слабым перламутровым покровом и плохой окраской. Словом, зрелых и незрелых жемчужин, по мнению Хесслинга, не существует, но жемчужина, образующаяся в хорошем слое епанчи, будь она даже микроскопически мала, так же хороша, как и самый великолепный перл.

Под Москвой перловицы, да и вообще в Средней России, не водятся, а встречаются преимущественно в ручьях, впадающих в Каму, Вятку, т.е. в губерниях Вятской, Вологодской, а также в реках, орошающих губернии Архангельскую и Олонецкую. Более же всего попадаются в Вятской губернии, откуда, вероятно, жемчуг перловицы и получил название «вятского».

4 Наблюдение это произведено было лет 150 тому назад и притом при помощи весьма плохого микроскопа. Интересно было бы повторить его теперь, когда инструмент этот достиг такого замечательного совершенства.



Назад к содержанию книги | Назад к списку книг